joeck_12 (joeck_12) wrote in ru_royalty,
joeck_12
joeck_12
ru_royalty

Жизнь аристократки Австро-Венгрии. Часть 9.

Чтобы прочитать первые 8 частей серии, жмите внизу на тэг "Австро-Венгрия". А список всех моих статей про аристократов тут.

Сегодня речь пойдет о календаре аристократов - чем в каком месяце они занимались.

1900 –Рингштрассе, венская улица тщеславия. С картины Теодора Цаше.


С давних времен отличительной особенностью аристократического образа жизни была мобильность - их годовой календарь был разбит на отдельные «сежуры» (пребывания) в разных местах.

Эта традиция уходит корнями в средневековье, когда аристократы не жили постоянно в своем родовом замке, а все время следовали за монархом. Монарх (император Священной Римской Империи, большинство из которых являлось Габсбургами) в давние времена не имел одной постоянной резиденции и вел мобильный образ жизни – вместе со своей свитой и двором он переезжал из одной провинцию в другую, оставался там некоторое время и затем следовал дальше. В те далекие времена, когда границы владений были нечетки, когда постоянно угрожали нападения вероломных соседей, восстания и мятежи, а рядовые подданые не всегда знали, кто на данный момент ими правит, для монарха было чрезвычайно важно лично показываться как можно чаще в разных местах. Этим самым он сигнализировал врагам – вся моя территория под неусыпным контролем, а своему народу – вот он я, я ваш господин и покровитель. Аристократы были частью свиты монарха и вместе с ним постоянно находились в разъездах.

1905 - Рингштрассе вечером. Художник Вильгельм Гаузе




И лишь ближе к позднему средневековью короли, а с ними и аристократы, постепенно становились оседлыми. И хотя не было больше острой необходимости постоянно разъезжать по стране, монархи и аристократия все же сохранили привилегию жить на протяжении года в разных местах. Регулярная смена резиденций превратилась со временем из обязаловки в элитарный образ жизни. Если у кого-то было несколько мест жительства, это означало, что он принадлежит к самой верхушке общества.

Итак...
В последние дни уходящего года вся аристократия перебиралась из загородных поместий и замков в Вену, в свои городские дворцы.

Большинство этих аристократических дворцов, построенных в стиле барокко, сохранились в Вене до сих пор и называются на французский лад (Палè) плюс фамилия (бывших) владельцев. Есть Палè Меттерних (там сейчас итальянское консульство), Палè Шварценберг, Палè Ауэрсперг, Палè Кински, Палè Лихтенштайн и так далее, их очень много....В них сейчас расположены правительственные учреждения, министерства, посольства, музеи...Какие-то Палè до сих принадлежат аристократами и сдаются в аренду, некоторые принадлежат частным лицам, фирмам или государству. Пале часто арендуют для конференций, семинаров, корпоративных праздников, балов...

Палè Штаремберг (год постройки 1667) на Миноритенплатц, сейчас в нем расположено министерство образования и науки.



В первый день наступившего года в императорском дворце Хофбург проходило важное мероприятие - торжественный прием по случаю Нового года. Для аристократии Австро-Венгрии было долгом явиться на этот прием, засвидетельствовать свое почтение Его Величеству и поздравить его с Новым годом. Кайзер лично принимал поздравления только от аккредитованных послов, от представителей других монаршьих дворов и от высоких придворных чиновников. Все остальные аристократы должны были выразить свои поздравления и почтения придворному обергофмейстеру (самая высокая должность при дворе, занимаемая обычно представителями самых высокородных княжеских семей).

1898 год - Прием в резиденции Хофбург. Кайзер Франц Иосиф принимает представителей дипломатического корпуса и высшее духовенство. Художник Теодор Цаше.


Обергофмейстер неусыпно бдил за соблюдением традиций, «брал на заметку» тех, кто не явился на такой важный прием. И потом мог «сделать замечание». Только болезнь была простительной причиной. Особенно было важно, чтобы явились майоратные главы семей. Неявка сама по себе уже была чем-то их ряда вон выходящим.

С новогоднего приема в Хофбурге начинался фашинг (карнавал) - бальный сезон – для аристократов самая значимая часть года с «тусовочной» точки зрения.

1885 – аристократки в карнавальных костюмах.


Маскарад в придворной опере.
Faschings-Redoute in der Hofoper

Кроме двух главных балов года, которые давал императорский двор (об этих двух самых эксклюзивных балах речь пойдет в следующей главе), во время танцевальнго сезона проходили также частные балы в домах аристократов, благотворительные балы, маскарады. Каждая влиятельная аристократическая семья давала во время карнавала минимум один бал. В целом каждая аристократка посещала от двух до трех балов в неделю.

1898 – бал в королевском дворце в Буде почтил своим присутствием сам кайзер.. Балы проводились и в других крупных городах империи. Рисунок Артура Халми.


Так как во время зимнего сежура почти вся аристократия находилась в Вене, за этот период времени необходимо было нанести визиты другим аристократическим семьям, посетить салоны, благотворительные мероприятия, балы. Прежде всего для дам зимний сежур означал настоящий марафон визитов. Кроме этого надо было открыть свой собственный салон, организовать минимум одно благотворительное мероприятие в своем доме, минимум один бал. И в то же время не следовало забывать про театр, оперу, суаре (приемы)....

У аристократической и прочей «золотой» молодежи пользовался огромной популярностью каток на Сенном Рынке, сохранившийся до наших дней.

1870 год - каток
Wiener Eislaufverein

1907- каток на Сенном Рынке:


1908 - каток на Сенном Рынке в сумерках при свете фонарей


Вдобавок к обычной ежегодной программе зимнего сежура в годы, когда на брачном рынке было необычайно много невест, матери и тетушки организовывали так называемые «аристократические пикники». Под патронажем высоких дам арендовалось красивое большое здание с танцевальным залом, часто здание посольства. Патронажный комитет брал на себя расходы по буфету – безалкогольные напитки, печенье. А входная плата в несколько гульденов покрывала большую часть остальных расходов. Целью таких «пикников» было дать молодым аристократам дополнительную возможность познакомиться и найти себе достойную пару.

1885 год – контесса Клотильда Менсдорфф на костюмированном балу.


Бальный сезон заканчивался «карнавальным вторником», а со следующей за ним «пепельной среды» начинался пост, продолжавшийся до Пасхи. Эта «скользящая» дата могла (и сейчас может) выпасть как на середину февраля, так и на начало марта. С началом поста действовал абсолютный запрет на танцы и балы. Но не на развлечения! Салонные встречи, суарэ, визиты и походы в театр продолжались!

Весной праздновались первые помолвки – как результат окончившегося бального сезона.

До первой мировой войны был необычайно популярен любительский аристократический театр. Аристократы всех возрастов очень увлекались им и почти все роли играли сами. Обычно нанимали профессиональных театральных режиссеров, заучивали роли и потом играли спектакли на домашних сценах.

1886 аристократический театр. Пьеса "Глупый и стеснительный".


Почти каждый аристократический дворец имел театральную сцену, сцена также часто была и в загородном поместье. Зрителями были только аристократы. Это проводилось чисто ради развлечения в закрытом кругу аристократов, в отличие от «живых картин», которые часто устраивались в целях благотворительности и зрителями которых была самая разношерстная публика.

Домашняя театральная сцена во дворце князя Шварценберга


1883 - театр. В центре с подносом – граф Вильгельм Хотек, старший брат Софи Хотек.


Судя по многочисленным фотографиям в семейных альбомах любительский театр в аристократической среде был необычайно популярен во времена монархии.

1886 любительская постановка


С приходом теплой весенней погоды наступало время скачек на ипподроме.

1906 – аристократы на ипподроме.


Главная аллея Пратера становилась весной местом встречи аристократов, еще один повод себя показать и других посмотреть. А для любопытного народа попроще – удобной возможностью поглазеть на недосягаемый сказочный мир, на нарядные туалеты дам, на их роскошные экипажи.

В середине 80х годов 19 века с легкой подачи княгини Паулины Меттерних и одобрения кайзера в Вене прижилась новая традиция – майское «цветочное корсо». Это кортеж шикарных экипажей, украшенных цветами, с кучерами и лакеями в нарядных ливреях, которые торжественнно двигались по главной аллее Пратера. Во главе кортежа ехал экипаж Его Величества, затем следовал экипаж княгини Паулины, затем экипажи других аристократов, потом богатых горожан, землевладельцев и так далее...Тысячи зрителей сходились посмотреть на это красочное шоу.

Цветочное корсо («корсо» в переводе с итальянского что-то вроде широкой улицы)



1898 - Паулина Меттерних с младшей дочерью перед выездом на «цветочное корсо»


Каждый год в июне (или конце мая, тоже «скользящая» дата) в Вене, как и во всех больших и малых населенных пунктах, происходила торжественная процессия по случаю праздника Тела и Крови Христовых – для глубоко религиозного императора Франца Иосифа наиважнейшее событие в году, символизирующее неразрывную связь правящего дома Гасбургов с католической церковью. Явка аристократов была тоже строго обязательна.

1898 год (фото внизу). Процессия на праздник Тела и Крови Христовых. В строгом порядке друг за другом шествовали представители духовенства, затем высшие придворные чиновники, министры и тайные советники, затем эрцгерцоги...За ними четыре князя несли золотой балдахин (виден на фото), олицетворяющий Небеса, под балдахином придворный кардинал нес Святые Дары (вино и хлеб, как кровь и плоть Христовы). За балдахином следовал верховный гофмейстер и кайзер (на фото в белом маршальском мундире) с непокрытой головой, как символ смирения. За ним – его свита и все остальные придворные чины.
Wien 1, Stephansplatz

Процессия сопровождалась звоном церковных колоколов, хоровым пением, фанфарами тромпет и боем литавр.
«Для тех, кто хоть раз в жизни видел это импозантное красочное зрелище, этот день оставался в памяти на всю жизнь. Сверкающие золотом ордена, драгоценные камни и звезды на груди высоких чиновников. Роскошные туалеты дам, с расшитыми золотом шлейфами, которые вслед за ними несли пажи. Богатство одеяний духовных сановников. Чеканящие шаг гвардейцы в традиционных старинных мундирах. Большое количество придворных вплоть до самого младшего конюха и лакея – все облаченные в исторические ливреи и костюмы. И несмотря на все это многообразие создавалось впечатление полной гармонии и единства.»

Это было единственное придворное мероприятие, которое могли лицезреть обычные граждане. Часть мест (непосредствено у ограждения по пути следования процессии) была зарезервирована для аристократии, финансовой верхушки, городских чиновников. Но как видно на фото – люди забирались на верхние этажи зданий, чтобы посмотреть на это зрелище. Владельцы магазинов и жильцы квартир на верхних этажах сдавали свои окна и балконы в аренду. Иногда приглашали фотографов – все сохранившиеся фотографии этих ежегодных процессий как раз сделаны из окон домов.

На этом «обязательная» придворная программа аристократов заканчивалась. Ежегодные дерби на ипподроме в Криау, проходившие в середине июня, завершали их венский сежур.

Аристократки на ипподроме в Криау:


Летние месяцы проводили в своих загородных замках – в Богемии, Моравии, Силезии, а также на территории современной Австрии. Летние резиденции самых состоятельных семей находились на территории современной Чехии – замок семьи Шварценбергов в южной Богемии, семьи Лихтенштайн в южной Моравии, семьи Кински в Средней Богемии.

1908 женщины семьи Лихтенштайн в своем поместье в Крумлове:


Контакты во время летнего сежура ограничивались ближайшими соседями. Но аристократы все равно оставались «на связи» друг с другом благодаря интенсивной переписке.

1910 – обед на свежем воздухе


Летом «тусовочных» меропроятий почти не было...В жаркие месяцы можно было расслабиться, наслаждаться прохладной тенью старинного замка и деревьев в парке, любоваться живописными окрестностями, играть в теннис, крокет.

1910 – женщины по дворе поместья.


На рубеже 19/20 веков многие семьи устраивали у себя в поместье плавательные бассейны, которые могли использовать также и женщины семьи – разумеется, в отсутствие посторонних мужчин.

1906 – граф Фердинанд Кински (третий слева) с семьей



Логистика этих переездов требовала большой организации и подготовки. Вместе с семьей из резиденцию в резиденцию переезжал и педагогический персонал, прислуга, домашняя утварь. Не все предметы домашнего обихода были в наличии в каждой резиденции, поэтому их нужно было каждый раз брать с собой. Например, какие-то старинные сервизы, памятные предметы, костюмы и аксесуары на разные случаи...

Эрцегрцогиня Мария Кристина с младшими сестрами в летнем поместье


Обычно часть прислуги посылали на новое место на несколько дней раньше – чтобы к приезду господ они успели привести резиденцию в надлежащий вид.

1910 – беседа


Появление железной дороги значительно облегчило перемещение с места на место, что происходило обычно 3-4 раза в году. Для дальних расстояний теперь использовали исключительно поезд, короткие расстояния (например, к соседям) по-прежнему преодолевали на дрожках с кучером.

Родители и воспитатели/домашние учителя ехали первым классом (чтобы скоротать время в компании образованных людей). Дети с нянями и прислугой ехали обычно вторым классом – в заранее зарезервированных купе. Дети обожали эти поездки!!!! С собой брали корзины, наполненные фруктами и бутербродами с колбасой, надувные дорожные горшки – все это было увлекательным приключением! Под стук колес смотреть из окна на мелькающие леса, деревни, угадывать, какой вокзал будет следующим...

1905 год – дети семьи Кински на вокзале, с нянями и гувернантками


Очень состоятельные аристократы имели в собственности целые салон-вагоны, которые цепляли сзади к поезду в соответствии с общим расписанием.

После спокойных летних месяцев у аристократов начинались осенние «тусовки». Осенью вся родня на несколько недель (или даже на пару месяцев) съезжалась в "центральное" родовое поместье – обычно туда, где проживал «майоратный» наследник, глава семьи. Приезжали дяди, тети, кузины, бабушки, племянники, внуки, вошедшие недавно в семью молодые жены – словом, весь семейный клан. Этот сежур был чрезвычайно важен для сплочения членов семьи, этакий «тимбилдинг».

1900 год – фотография на память. Осенняя встреча княжеской ветви семьи Ауэрсперг в имении Жлебы. Несколько десятков человек, причем из детей только один виден на фото.

Детей обычно на такие семейные «съезды» просто возили чтобы показать родственникам потомство. Дети принимали участие только в очень немногих семейных мероприятиях, у них была своя насыщенная программа – главным образом учеба и времяпровождение на свежем воздухе.

Тут встречались родственники, которые большую часть года были разбросаны по разным уголкам империи и общались только посредством писем . Теперь можно было лично обсудить многие семейные вопросы! Одной из основных тем у женщин на таких семейных «съездах» были брачные планы их детей, племянников и внуков. Кто из женихов и невест не «занят» на данный момент? Кому кто больше подойдет? Какие варианты реальны, а какие бесперспективны? Разрабатывались хитроумные схемы знакомств, якобы случайных»встреч....И в мыслях порой уже «выдавали» дочку/племянницу замуж за какого-то ничего не подозревающего жениха. Корреспонденция женщин аристократок того времени буквально наводнена информацией на тему матримониальных планов.

1912 – группа аристократических пар.


Эти осенние сежуры (семейные «съезды»), продолжавшиеся два-три месяца, требовали тщательной подготовки и организации. Например, князь и княгиня Кински принимали каждую осень около сотни человек (родственники плюс их персонал). Их расселяли по двум семейным поместьям – Хоцень и Местец, расположенными вблизи Пардубице, который являлся центром семейной «конной» индустрии Кински.

Я уже писала в предыдущих статьях, что граф Карл Кински в 1883 стал первым в истории Ливерпульского стипль-чеза иностранцем-победителем. В 80-е годы 19 века семья Кински, знаменитая своими конными заводами, организовала у себя на родине Большой Пардубицкий стипль-чез, который вместе с Ливерпульским до сих пор являются двумя самыми значимыми и самыми трудными в мире конного спорта.

1900 год – графиня Вальдштайн во время прогулки верхом.


Разместить на 2-3 месяца несколько десятков человек, тем более сотню, являлось нешуточной задачей. И хотя в распоряжении «первой дамы» дома был многочисленный персонал, все же большая часть организации ложилась именно на ее плечи. Составить меню на недели, разместить всех согласно их статусу, продумать все бытовые детали, составить букеты, проработать программу развлечений и занятий, организовать транспорт и перемещение гостей....И при этом – само собой разумеется - быть душой семьи и обеспечить гостям условия для хорошего времяпровождения и настроения.

Осень была еще и порой охоты. 3-4 дня в неделю были посвящены охоте в собственных охотничьих угодьях. В охоте участвовали родственники, а также приглашенные соседи-аристократы. Иногда на охоту приглашали членов императорской семьи (очень часто эрцгерцога Франца Фердинанда, который был заядлым охотником, и его супругу Софи). Осенняя охота являлась экслюзивной аристократической привилегией, недосягаемой для посторонних.

1910 год – аристократичсекая охота в Богемии. В центре эрцгерцог Франц Фердинанд (смотрит в камеру), Софи Хотек стоит рядом.


В охоте принимали участие все мужчины и большая часть женщин. Но женщины редко охотились в смысле «стреляли», они чаще были загонщиками дичи. Вечером после охоты вся семья и приглашенные гости собирались на ужин. Столы украшала посуда из позолоченого серебра, часто доставали фамильные сервизы..

1906 – на охоте.


Эрцерцогиня Гизела (старшая дочь императоской четы) во время охоты на уток.
Gisela, Erzherzogin von Цsterreich

Вечером добыча (500-2000 штук мелкой и крупной дичи) укладывалась рядами на земле, и после ужина вся компания шла осматривать свои охотничьи трофеи при свете факелов.

1901 год - завтрак на охоте (видимо, ноябрь, первый снег). Бутылка шампанского стоит...Ну, как говорится, «шампанское по утрам пьют или аристократы...»


Ближе к зиме члены клана прощались друг с другом и разъезжались по своим «родным» поместьям.

Путешествия в современном понимании этого слова (то есть на дальние расстояния) вошли в моду лишь в 70-80х годах 19 века, когда Европа стала «обрастать» сетью железных дорог. До этого путешествовали в основном мужчины, а женщины без крайней необходимости не покидали родные пенаты, так как это было связано с тяготами и неудобствами.

К концу 19 века приобрели популярность путешествия на пароходах и океанских лайнерах, которые обеспечивали более высокий комфорт в сравнении с кораблями прежних времен. Теперь такие страны, как Египет или Марокко, оказались также и для дам в пределах досягаемости. Особенно для зимних поездок билеты приходилось заказывать заранее, порой за много месяцев. Само собой разумеется, женщины всегда совершали поездки в сопровождении членов семьи.

1900 год - на Ривьере


Во второй половине 19 века излюбленным местом «тусовок» всей европейской аристократии стала Французская Ривьера (Лазурный берег). А с открытием казино в Монако и с появлением железной дороги туда хлынули игроки со всех континетов, и на миниатюрное княжество обрушился «золотой дождь». И не один аристократ проиграл там свое состояние....

Кроме Лазурного Берега популярностью у австрийских аристократов пользовалось Адриатическое побережье, входившее тогда в состав Австро-Венгрии – Истрия, Далматия, Опатия. На территории современной Австрии внимание «сливок общества» привлекал курорт Земмеринг с его целебным воздухом, а также Райхенау, Шотвин, где часто отдыхали летом...

1900 год - на Ривьере


К началу зимы семьи перебирались назад в свои замки или венские дворцы (в зависимости от того, какую резиденцию семья предпочитала в качестве основной). Рождество проводили уединенно в кругу семьи и домашнего персонала. Традицией была ночная рождественская литургия в домашней часовне.

С 40-х годов 19 века в каждом аристократическом доме на Рождество ставили елку, украшенную золочеными орехами, яблоками и сладостями для детей. Обычай упаковывать подарки в красивую бумагу с лентами появилася значительно позже. В 19 веке подарки выставляли просто на стол, покрытом белой скатерью. По традиции на Рождество одаривали также всю прислугу и педагогический персонал.

1894 год. Рождественский рынок в Вене. Художник Вильгельм Гаузе


А после умиротворенных рождственских праздников в кругу семьи надо было снова готовиться к мероприятиям наступающего года, первым из которых был новогодний прием 1 января в резиденции императора Хофбург. И так из года в год....

Конечно, не все слепо следовали такому календарному режиму. Ввиду каких-то событий в семье (продвинутая беременность, роды, наличие новорожденных, больных, немощных) некоторые члены аристократических семей иногда не переезжали вместе с семьей в другую резиденцию.

Кто-то выполнял в Вене только «мини-программу» и удалялся в свое поместье или в другой город империи. Ведь у богемской аристократии были дворцы в Праге, у венгерской – в Буде, Пеште и других городах.

К тому же какая-то часть аристократов круглый год должна была находиться при венском дворе. Это те аристократы с безупречным «генеалогическим» происхождением, которые являлись членами свиты кайзера - так называемые «камергеры» (у дам это были носительницы Ордена Звездного Креста). В отличие от служивших при дворе за жалованье эта обязанность не оплачивалась, но была ОЧЕНЬ почетной. Этих «камергеров» было всего около тысячи (этот ранг аристократам кайзер жаловал лично), для них составляли нечто вроде скользящего графика, чтобы десятка два-три из них летом и осенью постоянно «дежурили» в Вене - на случай государственного визита, какого-то форсмажора в виде смерти (вспомним Сараево в конце июня) или просто важного с точки зрения протокола мероприятия. Например, молодой российский император Николай с супругой посетил Вену в августе 1896 года. Ведь нельзя же было допустить, чтобы кайзер принимал важного гостя без свиты, потому что в августе все аристократы сидят по своим деревням!!! К тому же чем выше был гость по рангу, тем более многочисленной свитой полагалось его встречать.

1896 год, август – гала-ужин в Хофбурге в честь визита Николая Второго. Художник Теодор Цаше.
Galadiner zu Ehren von Zar Nikolaus II.

Слева направо – вдова Рудольфа Стефани, кайзер Франц Иосиф, Александра Федоровна, императрица Элизабет (как всегда, в черном), Николай Второй – только даму справа не могу идентифицировать.
Знаю, что это не совсем по теме, но просто хотелось «скинуть» вам эту картинку, а то потом забуду.

В следующей части речь пойдет о двух самых главных балах (которые давал императорский двор). Кроме всего прочего там будут темы – логистика балов, кто имел право посещать балы при дворе, как менялась бальная мода, где делали прически, казусы на балах и так далее...
Tags: Австро-Венгрия, Аристократы, Габсбурги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments