joeck_12 (joeck_12) wrote in ru_royalty,
joeck_12
joeck_12
ru_royalty

Жизнь аристократок в Австро-Венгрии. Часть 2.

Часть 2. "Поиски достойной партии". Часть 1 "Детство аристократки" была тут.

Когда девушка в аристократической семье подрастала, начинался самый важный, самый веселый, но и самый короткий период в ее жизни. Пора на выданье.

Самый важный – потому что от того, насколько удачную партию она сделает, напрямую зависела вся ее оставшаяся жизнь. В мужья ей подходил только аристократ - человек, с которым у нее общее происхождение, который может обеспечить ей уровень и окружение, положенные ей по рождению, с которым она передаст их общему потомству традиции и ценности обоих аристократических родов.

Графиня Менсдорфф с двумя дочерьми на выданье.


С наступлением этого периода девушка называлась контесса.



Изначально «контессой» в 17-18 веках на французский манер называли дочь или жену графа, но потом это обозначение было вытеснено немецким словом Gräfin «графиня». А в габсбургской монархии слово «контесса» прижилось до 20 века в более широком значении: «девушка на выданье из аристократических кругов» (примерно до 30 лет).

СЕЗОН

Еще вчера никого в семье не заботило, что на тебе надето. А сегодня тебя везут в модный салон и заказывают экслюзивный гардероб – бальные платья, вечерние, для дневных визитов, для загородных прогулок....

Сезон (а с ним и «охота» на женихов) начинался в феврале двумя дворцовыми балами (один только для аристократии, на другой также допускалось и "второе общество" ("новое дворянство", чиновники и финансовая верхушка).

«Дворцовый бал», картина Гаузе:


Первый бал символизировал вступление во «взрослую» жизнь. Волнению дебютантки не было предела. Какое платье надеть? Кто пригласит меня на танец? Как себя вести?

Бальные платья из модных салонов стоили больших денег, но в то же время должны были оставаться простыми и элегантными и подчеркивать кроткость и невинность контессы. Роскошные фамильные драгоценности на незамужней контессе считались моветоном, наиболее подходящим украшением для незамужней девушки была тонкая золотая цепочка или маленькая брошь.

Контессы в бальных платьях - 1860 и 1895 годы (на втором фото - букеты от котильона). Как менялась бальная мода.....



Обер-церемонимейстерша представляла дебютанток императрице, та обменивалась с ними парой фраз и кивком головы отпускала их. Затем мать представляла дочь присутствующим замужним дамам, перед которым та, как примерная дочь, должна была сделать книксен. Здесь матери других контесс придирчиво рассматривали девушку с головы до ног.

Хорошенькие девушки пользовались бòльшим успехом на балах. Их «книжечка для танцев» была всегда полна. Если девушку приглашали на танец редко, это ставило ее и ее мать в исключительно неловкое положение. Ведь тогда все видят, что дочь не пользуется успехом у кавалеров...

Важнее всего было "застолбить" себе партнера для заключительного танца на балу – котильона. Не было ничего более унизительного, чем остаться стоять в стороне во время этого самого важного и продолжительного танца.

Танец котильон:


Короткое время контесса могла наслаждаться относительной свободой, атрибутами взрослой жизни и с упоением осознавать свою принадлежность к "сливкам общества". Девушки с головой бросались в круговорот развлечений – разумеется, под неусыпным контролем матерей, которые время от времени нашептывали на ушко дочерям: мол веселье весельем, но помни о главном – как найти подходящего мужа.

«Сезон» включал в себя также балы в частных дворцах аристократов, суарè (вечерние приемы), посещения театра, оперы, ипподрома...Театр - если родители находят тему постановки подходящей для незамужней девушки. Все то, куда контессе не было доступа ранее.


РОВНЯ ИЛИ НЕ РОВНЯ?

Брачный рынок был не очень большой. Аристократия в габсбургской империи насчитывала около 300 родов разных рангов и титулов.

  • Принцессе (дочери княжеской семьи) по статусу в мужья годился только князь (старший сын князя) или принц (один из младших сыновей князя). Граф тоже годился, если он был сыном князя (случалось такое)

  • Дочери графа в мужья годились кандидаты с титулом не ниже графа.

  • Дочери барона (самая низкая ступень аристократии) подходили кандидаты не ниже барона


То есть для девушки считалось приемлемым как минимум остаться на «своем» уровне или подняться «наверх». Замужество «вниз» считалось, мягко говоря, не самой удачной партией и бросало тень не только на девушку, но и на всю ее семью.
А вот мужчинам допускалось взять в жены избранницу, стоящую ниже его на аристократической лестнице. Ведь жена всегда перенимала титул и положение мужа и «поднималась» до его уровня..

Очень упрощенно иерархия аристократии выглядит так: выше всех князь, потом идет граф, потом барон (все что ниже барона (всякие "риттеры", «фон» и прочие - это „мелочь“). Но на практике все гораздо сложнее. У некоторых фамилий есть как княжеские, так и графские «ветви». У некоторых княжеских фамилий младшие сыновья не принцы, как обычно, а графы. Среди графских семей монархии было три семьи, которые по иерархии стояли выше остальных графских семей, ближе к князям. В общем непосвященному часто не разобрать, равный брак или нет.

Для справки: выше всех по иерархии "стояли" эрцгерцоги/эрцегерцогини, это уже не просто аристократы, это выше, это королевская/императорская "белая" кость (прямые потомки императоров, примерно, как великие князья/княгини в России). Эрцгерцоги тоже предпочитали ни с кем не "смешиваться", кроме самих себя. Именно из касты эрцгерцогов (плюс равных им правящих князей и королей) выбирали себе супругов императорские особы.

Граф Йоганн Харрах с женой, урожденной принцессой Лобковитц (1865):


(вот тут случай, когда семья графов Харрах считалась практически равной княжеским родам)

«ПЕРВОЕ» и «ВТОРОЕ» ОБЩЕСТВО.

Во второй половине 19-го века на верхушке венского общества образовалось две группы. Так называемое «первое общество» включало в себя старую аристократию. «Второе общество» составляли «новые дворяне» и финансовая верхушка. И хотя эти два общества частично «пересекались» друг с другом – на благотворительных мероприятиях, на придворном балу, по армейской службе, но что касается заключения браков – тут «первое общество» предпочитало оставаться закрытым. Чтобы быть принятыми "первым" обществом, представителям "второго" часто требовалось два поколения.

К императорскому двору допускались лишь те, у кого было минимум 16 "благородных" предков (по 8 с каждой стороны).

Браки с неаристократами были очень редки. Большую часть таких браков составляли браки мужчин-аристократов с актрисами или дочками состоятельных финансистов. Например, два принца Турн и Таксис женились на актрисах, а эрцгерцог Фердинанд Карл (младщий брат убитого в Сараево Франца Фердинанда) - на дочке университетского профессора Берте Чубер. Это и понятно - мужчины аристократы вращались не только в своих  кругах, поэтому у них было много возможностей познакомиться с женщинами-неаристократками.
Здесь я описала три примера необычных, даже курьезных браков мужчин-аристократов Австро-Венгрии.
Круг общения женщин-аристократок вплоть до начала 20-го века составляли только аристократы.

И вообще тенденция была такова: чем выше титул, тем меньше браков с "неравными". Более-менее эта тенденция сохранилась и до наших дней.

ЗАМУЖ В ИМПЕРАТОРСКУЮ СЕМЬЮ?

Браки аристократов с членами императорской семьи были весьма нежелательны, причем с обеих сторон.

Во-первых, от императорской семьи ожидалось, что они первые будут показывать пример подданым в соблюдении матримониальных законов и будут брать в супруги исключительно "равных себе" - представителей правящих европейских домов или их прямых потомков. Во-вторых, для аристократии было очень нежелательно, чтобы какая-то из равных им аристократических семей через брак с членом императорской семьи приобрела больше влияния.

Всем известен случай с графиней Софи Хотек, вышедшей замуж за эрцгерцога Франца Фердинанда (кронпринца). Она «оторвалась» от своего класса, и ее бывшим подругам и кузинам теперь надо было теперь  делать перед ней книксен, но она так не стала «своей» среди эрцгерцогов - особ королевской крови. Кому охота находиться всю жизнь в таком «подвешенном» состоянии? (Надо учитывать, что протокол в габсбургской монархии был самым жестким в Европе).

Если уже внутри императорской семьи начинается «разброд и шатание» в плане выбора спутника жизни, то какой же это пример для подданых?

Нарушающие эти законы члены или «исключались» из семьи с потерей титулов и/или права наследования. Вспомним морганатический брак эрцгерцога Йоганна с дочкой потчмейстера Анной Плохль, или морганатический брак младшего брата Франца Фердинанда с дочкой профессора. Такие случаи, хоть редко, но бывали....


Пара Эстерхази/Штокау (1885):



ГОЛУБАЯ МЕЧТА – «МАЙОРАТНЫЙ» ЖЕНИХ

Конечно, заветной мечтой любой матери было выдать дочку за «майоратного» наследника – то есть который являлся старшим сыном в своей семье. Дело в том, что во избежание дробления состояния в аристократических семьях издавна все наследовал старший сын. То есть не совсем наследовал...Вернее будет сказать: он получал единоличный контроль над всем состоянием семьи - дворцами и замками, всем движимым и недвижимым имуществом семьи и являлся главой своего клана, состоящего из десятков, а иногда и сотен человек. (Погуглите по словам «примогенитура» или «первородство»). Младшим сыновьям кроме громкого имени доставался пожизненный апанаж и (иногда) пожизненное право иметь апартаменты в родительском замке. Младшим сыновьям в отличие от старшего брата приходилось приобретать какую-то профессию – становиться военными, дипломатами или искать место при дворе. Кстати немало «младших» сыновей во времена монархии делали блестящую карьеру, потому что одно уже имя открывало перед ними все двери.

Выйти замуж за «майоратного» наследника означало не только финансовую обеспеченность. Молодая женщина становилась в этом случае первой дамой всего семейного клана (после свекрови, конечно). Это сулило определенную власть и влияние.

И хотя законы "первородства" почти уже сто лет как отменены законом, и все дети по закону имеют право на наследство в равных долях - аристократы добровольно придерживаются этого закона до сих пор. По крайней мере во многих семьях и регионах.

1860 год - граф Ламберг с избранницей, в день помолвки и в день свадьбы




МУЖЧИНАМ БЫЛО ЛЕГЧЕ...

• Из-за существующего принципа первородства в одной и той же «ранговой» категории количество контесс было гораздо больше, чем «майоратных» женихов.
• На мужчин не было такого давления со стороны общества поскорее жениться. Многие младшие сыновья предпочитали сначала сделать карьеру, а затем в 30-35 лет и жениться. Девушка же в этом возрасте была уже записана в «старые девы».
• У мужчины был больше выбор – он мог без ущерба для своей репутации взять в жены девушку из более низкой ступени аристократии и «поднять» ее до своего уровня. В отдельных случаях аристократ мог жениться на богатой неаристократке, что не наносило такой урон его репутации, чем наоборот, если бы его сестра вышла замуж за «простого смертного»
• Мужчина, даже оставшись холостяком, продолжал вести независимую свободную жизнь. А незамужней женщине-аристократке была уготована участь пожизненной приживалки в доме женатого брата и сочувствие окружающих (альтернатив было мало, о них речь в следующих частях).
• Инициатива исходила всегда от мужчины

Пара Кински/Вильчек (1880):



Если семью потенциального жениха/невесты знали недостаточно, то будущие тещи и свекрови принимались листать «Готский Альманах» – периодическое издание, которое издается и в наши дни, своего рода генеалогический справочник «Кто есть кто». Там прослеживается генеалогия всех аристократических родов на территории бывшей Священной Римской Империи плюс Франции, Польши и балтийских регионов. Актуальное издание "Готского Альманаха" насчитывает 151 том.

Для многих аристократов не подходили в качестве будущей родни семьи отдельных венгерских дворян, которые  не были упомянуты в «Готском Альманахе» и поэтому считались «нетитулованными». Если один из таких кандидатов просил руки дочери, возмущению в семье не было предела.

Например, известен случай, когда Мари Гогенлоге-Бартенштайн, княжеская дочь, влюбилась в венгерского графа Альберта Лоньяи, который не только не был упомянут в «Альманахе», но даже не являлся старшим сыном своей семьи – в семье девушки разразилась буря! Мать пыталась провести строгую разъяснительную беседу с дочерью: «Что ты себе вообще думаешь? Этак чего доброго ты скатишься до того, что тебя будут называть «милостивая госпожа!» (вежливое обращение к бюргерским женщинам, к аристократам же обращались «светлость», «сиятельство» и др. в зависимости от ее титула). В итоге никто из семьи невесты не явился на церемонию бракосочетания, ей также не позволили поехать в церковь в экипаже с фамильным гербом.

Граф Сечени с невестой графиней Натали Андраши (которая в предыдущем топике ребенком изображена):

Szйchйnyi von Sбrvбr-Felsцvidйk, Aladбr Graf

«МАФИЯ» МАТЕРЕЙ И ТЕТУШЕК.

Выдать замуж дочку это была прежде всего задача женской части семьи. Матери интенсивно переписывались с родней, обменивались новостями. Ведь мир аристократии в империи был не такой уж и большой. Все знали все про всех (если не напрямую, то через родню) - у кого дочка на выданье, у кого сын неженат, у кого ожидается наследство, повышение по службе и т.д...Каждый потенциальный жених «проверялся» по своим каналам, составлялись всевозможные комбинации, списки, прорабатывались ходы и оценивались шансы.

Тема «кто с кем» занимала львиную часть переписки замужних аристократок. А как еще можно было обмениваться инфромацией, когда не было Интернета и телефона? Даже если собственные дети были еще малы, но у всех были племянницы на выданье, подрастающие племянники. И вообще никогда не мешало наблюдать за тенденциями на брачном рынке профилактически, на будущее..

«Не поверишь, но красавица дочка Гезы Андраши дала от ворот поворот старшему сыну гвардейца Туна...»

«Нанни сказала мне по секрету, что Карл Траутманнсдорфф имеет виды на Мари Ауэрсперг и надеется, что из этого что-то выйдет.».

«Ходят слухи, что А. Фестетич выходит замуж за Карла Виндиш-Гретца. На днях станет известно точно... »



1885 - Контесса Мария-Амалия Тааффе, дочь премьер-министра графа Тааффе


«Майоратные» наследники находились под наиболее пристальным наблюдением. С одной стороны – под наблюдением матерей контесс. С другой стороны - за ними, как за потенциальными конкурентами, вели наблюдение матери других кандидатов.

Кандидатов в «женихи» приглашали на семейные вечера, балы, старались как бы невзначай подстроить встречу с дочкой, усадить рядом с ней за столом...Действовать надо было очень осторожно, чтобы это не выглядело чересчур навязчиво – ведь потом слухи пойдут...Некоторые семьи инсценировали путешествия или пускали фальшивые слухи, если это требовалось для осуществления задуманного плана.

Некоторых кандитатов приходилось с сожалением «вычеркивать» из списка, когда выяснялось, что дочь не может привлечь его внимание.

(Если кому-то все эти меры покажутся смешными, то представьте себе описываемые времена – контесса не имела ни малейшего шанса случайно с кем-то познакомиться, так как нигде не бывала, кроме организованных аристократией мероприятиях. И никуда не ходила одна. Никаких «с подругой в кино», «можно ваш телефончик?» или «а что вы сегодня вечером делаете?» - ничего этого не было...Незнакомые дама и мужчина даже не могли заговорить друг с другом, не будучи прежде представленными.

А представьте себе проблему матери, если у нее было несколько дочек – например, восемь, как у эрцгерцогини Изабеллы!!! Им всем надо найти подходящих мужей! Это кстати та самая эрцгерцигиня, которая «пригрела» на своей груди зм фрейлину Софи Хотек, и та богемская графинька нагло «увела» самого завидного жениха империи - наследника престола эрцегерцога Франца Фердинанда! Проблемой эрцгерцогини Изабеллы было то, что ее дочки были практически погодки, то есть замуж их надо было выдать в относительный короткий период времени  - а контингент подходящих женихов для эрцгерцогинь был еще yже, чем для обычных аристократок.

С началом каждого сезона карты на брачном рынке «тусовались» заново – с учетом уже образовавшихся пар и проишедших помолвок. На сцену «подтягивались» новые контессы, и матери пока неустроенных девушек внимательно присматривались к ним – не составляют ли они серьезной конкуренции их дочерям, не отобьют ли жениха?

Подруги-аристократки (1910):



ПРИДАНОЕ

Но увы далеко не все зависело от личных усилий контессы и ее родителей найти подходящую партию. Кроме безупречного генеалогического древа (что вообще было чем-то самим собой разумеющимся) большую роль играло приданое невесты. Часто планы той или иной контессы безжалостно разрушались семьей потенциального жениха – если его родителям становилось известно, что за девушкой дают слишком малое приданое, то они могли заставить сына прекратить ухаживания.
Понятное дело, что у дочерей «майоратных» отцов приданое было более щедрое, чем у дочерей «младших» сыновей.

Контессы Кински слыли хорошенькими...Мари Кински (1888). На фото справа – она же, с женихом принцем Шварценбергом.



С другой стороны родителей девушки тоже очень интересовало материальное положение семьи кандидата. Если кандидат являлся младшим сыном в своей семье – то какова величина его апанажа, каковы перспективы его карьеры? Важно чтобы дочка и после замужества вела подобающий ей по статусу образ жизни.

ВНЕШНОСТЬ

Вторым важным капиталом наряду с приданым была внешность девушки. Хорошенькие контессы даже со скромным приданым долго в девках не засиживались....

В идеале девушка должна была быть не выше среднего роста, иметь тонкую талию и округлые женские формы, не быть полной, иметь белоснежную кожу, приятные черты лица, нежные руки с тонкими пальцами. На рубеже 19 и 20 веков идеалом красоты считались брюнетки, а не блондинки, как сейчас.

Идеальная внешность (Клотильда Менсдорфф), 1885. Тонкая талия, темные волосы и невысокий рост. На фото справа она же с подругой.


Матери контролировали, чтобы девочка с детства следила за своей внешностью. Подрастающие девочки должны были носить перчатки и зонтики, потому что загорелое лицо или руки могут отпугнуть потенциальных женихов. Некоторые девушки должны были носить корсет даже ночью. На пальцы надевались специальные наперстки – чтобы сделать кончики пальцев тоньше (интересно, насколько это эффективно?).

Для жениха красота контессы была важнее  (для его родителей, как можно догадаться, была важнее величина приданого).

Принцесса Аглая Ауэрсперг, считалась одной из первых красавиц конца 80-х годов 19 века. Не имея большого приданого, быстро сделала хорошую партию.

Kinsky, Ferdinand Graf

УХАЖИВАНИЕ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Если кандидат в женихи имел серьезные намеренения по отношению к контессе, он начинал искать частых контактов с нею – делал комплименты, приглашал ее чаще других на танец. Кто в сезон не менее двух раз станцевал вместе котильон (главный танец бала), тот считался уже почти помолвленым, или по крайней мере предполагалось, что он вот-вот попросит ее руки. Порядочная контесса обязана была или принимать его ухаживания или вежливо отклонять. «Коллекционирование» поклонников и флирт напропалую считались дурным тоном – контесса тут же ловила на себе строгий взгляд матери, а дома ее ожидала «головомойка», что такое не должно повториться. Репутация девушки должна была оставаться безупречной! Прямо как в России «Ах! боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна.»(с)

Затем кандидат делал предложение, и, если семья контессы ничего не имела против, начинались подготовка к помолвке и переговоры о приданом. Тут нередко доходило до поистине «рыночной» торговли. Некоторые семьи быстро договаривались, а некоторые торговались из-за каждой мелочи.

Контесса Клам-Галлас в платье для верховой езды:

Clam-Gallas, Klothilde Grдfin

БРАЧНЫЙ КОНТАКТ

В контракте обычно указывалось, какое приданое вносит в брак невеста и какими финансовыми средствами обладает жених. Какую сумму помесячно будет получать жена «на булавки». Какие квартиры, дома, экипажи и пр. будет иметь в своем распоряжении молодая семья. Какие диадемы, колье невеста вносит в брак – становятся ли они собственностью ее новой семьи или остаются в ее личной собственности. А также на случай вдовства - где будет жить вдова и какое содержание она будет получать.

Приданое некоторых невест (например принцесс Лихтенштайн или Шварценберг) было настолько значительным, что их семьи практически могли диктовать условия брачного контракта семье жениха - что, например, часть приданого остается личной собственностью жены в браке.

Как только заключался брачный контракт, назначался официальный день помолвки. И невзирая на только что закончившиеся жаркие "рыночные"  торги - на людях обе семьи демонстрировали теперь полную умиротворенность и согласие друг с другом.

"Золотая" невеста - принцесса Элизабет цу Лихтенштайн (1903):


ТЕНЕВЫЕ СТОРОНЫ И НЕУДАЧИ

Весь этот яркий мир балов, музыки и видимого веселья имел и свои теневые стороны. Общественное мнение было безжалостно по отношению к неудачницам. Если контессе по какой-то причине не удавалось в течение пары сезонов получить предложение, она оказывалась в очень неприятной ситуации и часто находилась на гране нервного срыва. Над ней начинали подшучивать и сплетничать за спиной. Как правило, это чаще всего случалось с не очень привлекательными и богатыми контессами. Страх оказаться не у дел, не оправдать возлагаемые на тебя надежды становился все сильнее....
Даже в собственной семье вместо сочувствия и понимания она порой сталкивалась с еще большим моральным давлением.

Контессы Траутмансдорфф (1880):



Один аристократ вспоминал, как его пожилая сестра при упоминании о предстоящей свадьбе ее внука постоянно повторяла: «Но еще радостнее было бы мне, если бы мои внучки наконец-то сделали себе хорошие партии!» Внучки, завидев бабушку, пытались под каким-либо предлогом покинуть комнату. Такое нетактичное поведение родных не придавало девушкам уверенности в себе.

Иногда бывало так - казалось, все, ты наконец нашла подходящего кандидата, даже влюбилась в него, и в мечтах видела себя с ним перед алтарем – и друг твои мечты разбиваются вдребезги, потому что его родители вдруг передумали из-за твоего недостаточно большого приданого.

Страх не соответствовать требованиям окружения  часто толкал девушку на принятие предложения от первого встречного аристократа. У нее не было выхода – в те времена не было и речи, чтобы незамужняя женщина жила одна независимо или  занималась какой-то профессиональной деятельностью. Единственное предназначение женщины это муж и семья. И точка.

Принцесса Фюрстенберг вспоминала, что когда после многолетней череды разочарований и нервных срывов первый подходящий кандидат вдруг сделал ей предложение, она расплакалась и сразу сказала «Да!» и тут же заметила, что тот был очень напуган таким спешным ответом.

Если контесса после долгих разочарования наконец получала предложение, ее семья обычно старалась поскорее распространить весть об этом. Одна будущая теща жаловалась в письме родне, что после долгожданной помолвки жених ее дочери все время пропадал на охоте. «Хоть бы раз сходил с нами в театр, пусть бы люди увидели нашего жениха вживую!»

А ЛЮБОВЬ?

Под «удачным» браком понимался союз с представителем своего же сословия. Если жених и невеста испытывали симпатию друг к другу – это тоже не помеха. Большинство родители старались учитывать чувства детей, но это не являлось главной предпосылкой брака. Идти на поводу у чувств было не принято. Была широко распространена поговорка: «Любовь следует оставить служанкам».

Браки между двоюродными были нежелательными, но и не являлись абсолютным табу. Уж лучше кузен, чем упаси бог кто-то не твоего круга. Но когда надо было найти вежливый предлог для отказа кузену, то чтобы не обидеть родню, охотно пользовались отговоркой – «Брак между двоюродными – глухонемые дети».


СВАДЬБА.

Бракосочетание проходило по одному и тому же ритуалу. Если праздновали в Вене, то в одной из больших церквей. Летние свадьбы праздновались в поместьях родителей невесты, а венчание происходило в часовне поместья. Затем следовал свадебный ужин и бал. Бракосочетания детей влиятельных семей были важными событиями в жизни всего аристократического общества, куда приглашались высокопоставленные придворные лица или даже члены императорской семьи.

1883 год - графиня Ноститц в день свадьбы - голову украшает фамильная диадема. В день свадьбы девушка впервые надевала фамильные драгоценности.



Свадебная процессия в честь бракосочетания графа Атиллы Найпперга, 1910:


Свадебная процессия в семье графа Кевенхюллера, 1910:


ПОСЛЕ СВАДЬБЫ

Недели после свадьбы молодожены уединенно проводили в загородном поместье мужа. После появления сети железных дорог в моду стали входить свадебные путешествия за границу на поезде. Обычно путь лежал во Французскую Ривьеру или в Венецию.

Молодая жена вперые оставалась наедине с человеком, которого она до этого и видела-то всего раз 10-15, и то в присутствии других. Ну и несколько раз танцевала с ним...

Что касается интимных отношения между мужчиной и женщиной, большинство девушек оставалось насчет этого в полнейшем неведении до самой свадьбы.

Наверное, наиболее известный случай, когда принцесса Луиза Бельгийская (сестра кронпринцессы Стефани, вдовы Рудольфа) в первую брачную ночь в ночной рубашке выбежала из супружеской спальни и рыдая умоляла привратников(!) дворца спрятать ее от этого «психически больного развратника». Наверняка, многие девушки испытывали подобный шок, пусть и не все искали спасения у привратников.

Большинство же мужчин вступало в брак уже с определенным интимным опытом. У аристократов были распространены любовные отношения с актрисами придворного оперного балета. Это было уже старой традицией. А потом мужчины помогали делать своим бывшим пассиям хорошие партии.

НОВЫЕ ВЕЯНИЯ...

Начало 20 века ознаменовалось стремительными переменами во всем – развитие техники, распространение либеральных идей...Перемены не обошли и аристократическое общество. Оно стало постепенно «открываться», стало терять политическое влияние, на этом поприще его стало все больше вытеснять «второе общество». Либеральные идеи стали приникать в консервативное, веками закрытое для других «первое общество». Также при выборе спутника жизни аристократические родители стали предоставлять своим детям все больше свободы ... Все чаще на первое место выходили чувства молодых людей. И если контесса по зову сердца предпочитала богатому наследнику младшего сына семьи – родители все чаще соглашались на такие браки (главное, что избранник аристократ!). Наверное, в подсознание родителей все глубже проникала мысль, что нельзя игнорировать чувства детей – уж слишком много перед их глазами было примеров несчастливых браков их собственного поколения .

Вот весьма символичная фотография (1912 год), изображающая принца Шварценберга с невестой. Как раскованно выглядят молодые люди – прямо на стол уселись и ногами болтают! Для поколения их родителей такие позы на фото были неприемлемы!


Если в середине 19 века средний возраст вступления в брак у аристократических невест был 17-18 лет, к началу 20 века он повысился до 22-23 лет. Если раньше контесса в идеале должна была стараться найти мужа в течение одного-единственного сезона, то сейчас ей обычно «отпускалось» больше времени – два-три-четыре сезона.

Последнее предвоенное поколение контесс. Сестры Тун-Лобковитц. 1912 год.




В следующей ТРЕТЬЕЙ части речь пойдет о семейной жизни аристократки, о материнстве и супружеских отношениях.
Tags: Австро-Венгрия, Аристократы, Габсбурги
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →