Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in ru_royalty,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
ru_royalty

Category:

Принц Уэльский и Дамфрис-хаус



В отличие от своих «желтых» коллег, от которых слова доброго не дождешься, The Telegraph решила напомнить своим читателям о том, что принц Уэльский кое-какую пользу все же приносит, в связи с чем на днях там вышла весьма интересная статья о Дамфрис-хаусе, шотландском имении, выкупленном и отреставрированном при содействии Чарльза. Статья ниже. А самому Чарльзу в день его юбилея хочется пожелать, чтобы чаще писали о его действительно хороших, важных и нужных делах, а не судили о нем исключительно по факапам (пардон!) его первого брака. С днем рождения!

В апреле 2007 года одно из самых значительных зданий Британии, Дамфрис-хаус, особняк в палладианском стиле, созданный братьями Адам для пятого графа Дамфриса, должно было быть продано вместе с коллекцией мебели, созданной специально для него.

Дом вместе с поместьем в 2000 акров в Эршире был выставлен на продажу тогдашним владельцем, седьмым маркизом Бьютом – гонщиком Формулы-1 Джонни Дамфрисом - после того, как обращение к Национальному фонду Шотландии не дало никаких результатов.

Это было воспринято как трагедия теми, кто знал и любил великие дома Шотландии. За два месяца до предполагаемой продажи Джеймс Нокс, сторонник сохранения памятников старины и житель Эршира, выступил с проникновенным обращением на конференции принца Уэльского по охране памятников старины в Холирудском дворце. Как сообщается, после этого принц спросил его: «Как нам спасти этот дом?»

Ни разу не видев этого дома, принц принялся за дело и предложил цену в £45 миллионов (включая £20 миллионов от Благотворительного фонда принца Уэльского), чтобы сохранить Дамфрис-хаус для народа. Алекс Салмонд, тогдашний первый министр Шотландии, назвал это «случившимся в последнюю минуту спасением века».

Чиппендейловские стулья уже ехали по трассе в Лондон, когда водителю поступил звонок с командой остановиться, развернуться и ехать назад в Эршир с драгоценным грузом.

«Когда я узнал о продаже Дамфрис-хауса, я подумал, что нужно что-то сделать, чтобы это бесценное сокровище вместе с его замечательной коллекцией оригинальной чиппендейловской мебели не исчезло навсегда», - говорит принц Уэльский.

«Я очень хорошо понимал, что дом расположен в местности, где очень сильно сказались последствия прекращения угледобычи, и во многих семьях было уже три поколения безработных. Спасая Дамфрис-хаус, я надеялся создать модель регенерации культурного наследия, которая бы постепенно вышла далеко за пределы поместья и оказала бы благотворное действие на более широкую территорию Ист-Эршира».

Дамфрис-хаус и его окрестности снова встали на ноги, и даже более того. Это основная штаб-квартира для новой сети благотворительных организаций принца Уэльского, Благотворительного фонда принца Уэльского. В преддверии своего 70-летия этой осенью он пригласил небольшую группу журналистов, чтобы они увидели результаты многих лет экспериментирования и тяжелой работы. Это был поистине бескорыстный труд.

Слушая его сотрудников, рассказывающих эту историю с энтузиазмом – 80 процентов из 230 работников живут на расстоянии не более 10 миль от дома, а многие ходят на работу пешком, - легко увидеть, как ожил Дамфрис. Но сам дом, который окрестили «спящей красавицей», был мало известен до 2007 года.

Нужны были новые система отопления, водопровод, электропроводка, нужно было заменить или отреставрировать ковры и занавески, сохранить мебель.

После того, как появились сообщения о том, что инвестиции принца вложены в негативный актив, критики ухватились за возможность назвать проект «ярмом» на его шее. Является ли это самым большим его безрассудством, вопрошали они вслух.

Недавно герцогиня Корнуольская только отчасти в шутку призналась, что годами избегала этого дома после того, как испытала присутствие чего-то странного, от чего «буквально оцепенела». «Там определенно был призрак», - сказала она. – «Без всякого сомнения. Я помню, как в первый раз поднялась по ступеням, вошла в зал и подумала, что не могу идти дальше. Помню, что ушла оттуда, думая, что больше не хочу возвращаться, и не возвращалась несколько лет».

Но относительно Дамфрис-хауса – как и целого списка других вещей, от изменения климата до угроз, связанных с пластиком, – принц оказался прав.

Атмосфера значительно изменилась после реконструкции, и герцогиня, которая сегодня присоединилась к принцу, теперь часто бывает тут, принимая гостей – от друзей и дарителей до знаменитостей.

Видеть принца, который посещает Дамфрис около шести раз в год и имеет собственную комнату в доме, является привычным зрелищем в поместье. Он любит заводить разговор с людьми, выгуливающими собак, пользуясь возможностью узнать у них, какие изменения им хотелось бы видеть. Его можно увидеть, приветствующим всех, кто сидит под недавно установленными навесами, бодрой фразой «Я так рад видеть, что кто-то этим пользуется».

Он очень хочет, чтобы местные жители пользовались поместьем, как своим собственным. Семьи приглашают устраивать пикники в саду и принимать участие в разных мероприятиях, например, в книжном фестивале, где присутствовали многие известные лица от Джуди Денч до Джуди Маррей, и выставке собак.

И необычная политика открытых дверей, даже когда в доме находится принц, а также отсутствие платы за вход на территорию и за парковку приносят неожиданные дивиденды.

Один сотрудник рассказывает, что, когда недавно было разбито окно, местное сообщество было так возмущено этим актом вандализма, что они разобрались со всем сами. Всех, кто замечает какое-либо нарушение, призывают обращаться к Гордону Нилу, заместителю исполнительного директора Благотворительного фонда, офис которого находится прямо в доме.

Несмотря на то, что его часто описывают как «капсулу времени», в Дамфрисе безошибочно чувствуется дыхание жизни.

Спустя более, чем 10 лет после начала реставрации, суть этого места остается во многом той же, что была в течение 250 лет, от полотен Якопо Бассано в стиле ренессанса до фламандских гобеленов XVIII века. Когда вы входите в прихожую, вы замечаете, что слои позолоты были сняты, чтобы позволить увидеть темно-серый камень, который видели посетители в XVIII веке.

В нескольких комнатах сияют люстры из муранского стекла – одну из них обнаружили в разобранном виде в подвале в 2007 году, отчистили и теперь она в полном великолепии висит в Розовой столовой.

Главный экспонат Кабинета лорда Дамфриса – чиппендейловский письменный стол 1759 года из красного дерева. Сегодня в доме находится 10 процентов всей чиппендейловской мебели мира – от закрывающейся деревянной коробочки для чая до единственного в своем роде книжного шкафа, купленного в свое время за £47, а теперь стоящего около £20 миллионов.

Чиппендейловская кровать под балдахином, считающаяся, как говорят, самым дорогим предметом, заказанным пятым графом, все еще стоит в Семейной спальне, но балдахин теперь из синего шелка, после того, как специалисты обнаружили счета XVIII века, в которых был указан изначальный цвет.

Предметы постоянно реставрируются, и добавляются новые, которые покупаются по совету антиквара и декоратора Пирса фон Вестенхольца, занимавшегося внутренней отделкой дома. Несколько лет назад несколько напольных часов, которые собирала бабушка принца, покойная королева Елизавета, королева-мать, были поставлены в Дамфрисе, чтобы его «сердце» начало биться.

В поместье повсюду можно увидеть следы принца. Цвет – ярко-красный – был его выбором, и его личный вкус отражается во множестве зданий на территории поместья. Зачастую многие идеи набрасывались буквально на обрывках бумаги. «Он невероятно хорошо во всем этом разбирается», - говорит Дансмуир. Одно из зданий, Бельведер, небольшой летний домик, расположенный в обнесенном стеной саду, украшено драконами и оригинальными окнами в стиле исламского искусства, входящего в круг интересов принца.

Сам обнесенный стеной сад, названный в честь его матери, под руководством садового дизайнера Майкла Иннеса совершил свое превращение из заброшенной свалки.

Теперь там расположены аккуратные клумбы в виде Юнион Джека и грядки со свежими овощами, которые знакомят местных детей с тем, откуда происходит их еда. В проектной комнате стоят красные резиновые сапожки на трехлетнего ребенка, сочетающиеся по цвету с яркими садовыми инструментами.

На территории 10 акров был высажен дендропарк из 500 деревьев и поставлены мостики для переходов между извилистыми дорожками. Принц надеется создать приют для своих любимых рыжих белок, и с приподнятых дорожек посетители смогут за ними наблюдать.

По всему поместью расположены здания, посвященные основным проектам принца. Старая лесопилка стала центром традиционных ремесел, предлагающим пятинедельный курс по экостроительству и обучающим камнеобработке, сухой кладке и деревообработке.

Еще одна лесопилка превратилась в центр текстильного дела, где молодежь может обучиться шитью, созданию рисунков ткани и самой ткани. А в бывшей георгианской прачечной расположен филиал Королевской школы рисования.

Не все занятия проводятся в помещении. На территории проходящим обучение плотникам, каменщикам, ремесленникам предлагается возможность проектировать и создавать все, что можно – от сидений до павильонов – при поддержке принца (или Босса, как называют его сотрудники).

Изменилось не только поместье, как говорит Гордон Нил: «Все начиналось исключительно с реставрации дома, а потом пошла цепная реакция. Как только дом открылся и начал приносить небольшой доход, это позволило нам посмотреть на само поместье. За то время, что я здесь, я увидел серьезные изменения в этом районе. Я увидел влияние, оказанное на сферу занятости населения. В используемой нами цепочке поставок все местное – местные мясники, строительные подрядчики, свадебные фотографы. Все завязано не только на наследии и архитектуре, но и на мероприятиях, на ресторане и кафе».

«Я приехал вставить оконное стекло и остался», - говорит Даррен Джонстон, 33-летний столяр Дамфрис-хауса. – «Это не просто работа. Это то, куда люди могут приходить. Это такое красивое место. Центр для людей. Он посодействовал подъему этого района».

Наш визит проходит в солнечный день, и пока мы рассматриваем ужасно милых поросят, утят и овец редких пород в их загонах, на другом конце двора можно заметить принца, расспрашивающего фермеров о прошедшем дне.

Позже в Семейной гостиной, где нам предлагают присесть на чеппендейловские стулья (учитывая шестизначную стоимость за каждый по оценке Christie’s, это не имеет такого релаксирующего эффекта, как может показаться), к вернувшемуся принцу присоединяется герцогиня за чаем с печеньем Duchy Originals и разговором о доме и грядущем юбилее.

Число связанных с этим мероприятий (включая садовую вечеринку, вечер в стиле варьете, гала-концерт, художественную выставку и ужин в Букингемском дворце, организуемый королевой), может заставить его покраснеть.

Плюс ко всему юбилей заставил сотрудников принца задуматься о том, как однажды его благотворительные организации будут функционировать без него, когда время и естественный порядок вещей приведут его к короне.

Ответ состоит в двух крупных организациях: Благотворительный фонд принца Уэльского, который занимается проектами, относящимися к охране памятников старины, культурному наследию и окружающей среде в городах, а также теперь международная группа Фонда Принца.

Работа Благотворительного фонда протекает в основном в Дамфрис-хаусе, который все больше рассматривается сторонниками сохранения памятников старины, как пример того, что проекты, кажущиеся невозможными, на самом деле возможны.

Позже в тот же день после торжественного ужина гостей приглашают в Гобеленовую комнату, где подается виски, играют волынщики, и вечер заканчивается исполнением Bridge Over Troubled Water (Мост над бурными водами) на фортепиано.

С точки зрения принца прием гостей может творить чудеса – абстрактные идеи, относящиеся к реставрации и традиционным ремеслам, о которых он так часто говорит, наконец-то становятся понятными непосвященным.

Для него реставрация дома и перепланировка поместья являются источником радости и гордости. Но иметь возможность принести реальную пользу этой местности, которая «ужасно пострадала в прошлом» - это то, что действительно для него важно. После местного совета он теперь второй крупнейший работодатель в Ист-Эршире.

«Еще очень многое нужно сделать – от того, чтобы изменить образ жизни людей на более здоровый, до поддержки строительства районов, учитывающих все будущие потребности, и поддержки профессионального обучения и образования», - говорит он, оглядываясь на уже проделанную работу.

«Я надеюсь, что мой фонд сможет расти и развивать свою деятельность, чтобы мы смогли задействовать больше людей и принести пользу в разных районах по всей стране». И в самом деле, кажется, что поток идей, изливающийся на Дамфрис-хаус через принца, нескончаем, друзья с теплотой называют это отсутствием «средней скорости».

Уже построены и функционируют роскошная площадка для проведения свадеб и гостевой дом, и следующий проект «7 for 70», семь новых проектов по сохранению памятников старины, благодаря которым отреставрируют некогда известные здания по подобию Дамфрис-хауса.

Фонд уже объявил о четырех из них – центр для Игр Горцев, валлийское аббатство XII века, здание гильдии мануфактурщиков в Ковентри и замок Хиллсборо в Северной Ирландии.

«Иметь возможность каким-то образом влиять на жизнь людей, их возможности или окружающий их мир это именно то, что воспламеняет мой энтузиазм», - объясняет принц.

В его 70-ый день рождения сотрудники Дамфрис-хауса несомненно поднимут бокалы. Но не слишком много. Потому что, как говорит принц, еще очень многое предстоит сделать.







Семейная гостиная


Семейная спальня


Розовая столовая


Ваза из веджвудского фарфора в Кабинете лорда Дамфриса


Оловянный коридор


Голубая гостиная


Гобеленовая комната


Фильм 2012 года о реставрации.

Tags: Британия - Герцогиня Корнуольская, Британия - Принц Уэльский, Британская королевская семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →